?

Log in

rahman_alnasiri
Recent Entries 
14th-May-2021 05:52 pm - Здравствуйте!

Меня зовут Рахман аль-Насири. "Аль-Насири", как не трудно догадаться, означает что род мой происходит из мест, которые когда-то назывались Ассирией. Но мои друзья могут называть меня просто: Рахман Усманович.
Я занимаюсь развитием такой науки как Антиконспирологическая Конспирология. Антиконспирологическая Конспирология - есть наука об обоснованном подозрении.
В Россию я прибыл недавно, по приглашению моего ученого коллеги Авраама Болеслава Покоя. Пока нравится. Даже очень.
Здесь я получил в свое распоряжение кафедру Антиконспирологической Конспирологии в Научно-исследовательском институте истинной истины (НИИ ИИ).
Студенты относятся ко мне хорошо. Называют "старпер", что в терминологии Антиконспирологической Конспирологии означает вовсе не то, что вы подумали, а "старый, но перспективный". Об остальном вы можете узнать из моих лекций.

Находясь (как обычно) на ответственном и опасном задании и развлекая себя среди боевых будней чтением творений любезных друзей и учеников, ознакомился с несколько запоздалой рецензией умнейшего из юнейших Виктора ибн Григорьевича на киношку «Машина Времени» по творению одного из лучших устосов (учителей) Человечества Герберта Уэллса. В ней мой ученый коллега возмущается пропажей смыслов из массовой культуры.

В данном случае коллега возмущён тем, что в позднейшем кинематографическом изложении из «Машины Времени» Герберта Уэллса исчез весь социальный аспект. Так, обеднение смысла написанного устосом Уэлссом, драгоценнейший из доступнейших Виктор объясняет причинами простейшими и лишенными всякой возвышенности и глубины.

«У современного массового кинематографа есть одна по-настоящему пугающая черта: он настолько ориентирован на максимальный охват аудитории (как его понимают продюсеры), что в нём давно идёт отрицательный отбор. Только вместо особей отрицательному отбору подвергаются образы, мысли и идеи.

Поэтому, когда в жвалы сценаристов и продюсеров попадает роман-памфлет о том, до чего может довести пагубное классовое расслоение, - они делают с ним следующее.
Превращают выродившихся потомков паразитической аристократии в няшных фантазийных хиппи (аудитория ведь любит про Гармоничных Детей Природы).

Превращают выродившихся потомков угнетённых классов в вампиров и гоблинов и лорда Волдеморта (аудитория ведь любит про Гарри Поттера и Властелина Колец).

Заменяют непонятную мотивацию главного героя («что за хрень такая – страсть к познанию?») на понятную: ему нужно спасти невесту (аудитория ведь любит про любовь и смерть).

Ну и выкидывают весь смысл романа (нет времени объяснять про рабочих, про эксплуататоров, это вот всё. Давайте просто Луну уроним, чем не объяснение)».


Я с негодованием отвергаю эту гипотезу прозорливешего из грамотнопишущих Виктора на том основании, что наука, которую я в данный момент представляю – Антиконспирологическая Конспирология (наука об обоснованном подозрении), обоснованно подозревает, что с настоящими вещами (а «Машина Времени» устоса Уэллса – вещь очень настоящая) никогда ничего не происходит просто так. Просто так все бывает с вещами, которые и созданы-то – просто так. С настоящими вещами все происходит по-настоящему. А значит, в произошедшем обязательно есть смысл и глубина.

Смыслы не пропадают просто так. Смыслы пропадают только тогда, когда в этой пропаже для кого-то есть смысл.

Печальная трансформация, постигшая великое произведение великого мастера с соучастием его наследника, – результат заговора Похитителей Предупреждений.

Оглянитесь за окно вашего Windiws 10,7 или вовсе Линукса, друзья мои! Что вы увидите?

Вы увидите, как стремительно богатеют одни и как не менее стремительно беднеют другие. Вы увидите крах государств и взлеты транскорпораций, как творчество превращается в «креативность» - то есть способность убедить в том, что творчество имело место, и как креативность одних присваивает себе труд сотен тысяч других.

Как люди на одном конце планеты дичают и деградируют от потребления и отсутствия труда, а на другом конце планеты тяжкий непосильный труд выбивает из человека всякое достоинство, всякое творчество, всякую любовь, оставляя только желание дотянутся до другого конца планеты и наконец-то попробовать мягкой плоти того, кто ест, спит, любит – вместо него.

А что, по-вашему, произошло в Кёльне и других немецких городах недавно?

Деградация обеих разделенных частей человечества. Вот что видим мы. И каждая часть полагает, что возвышается: одна – своим потреблением, вторая – местью.

Никто не видит себя со стороны.

Перед нами то, о чем и предупреждал нас устос Уэллс.

Предупреждение – это оружие в руках того, кто желает предотвратить ужасное.

И, следовательно, тот, кто желает, чтобы ужасное наступило – должен уничтожить это оружие. Или затупить его. Сделать язык предупреждения непонятным.

Именно с этой целью за труд устоса Уэллса взялись так основательно, что нашли сообщника в семье.

Устос Уэллс предупреждал, что разделенное человечество будет деградировать. Но это вредит тем, кто выдает деградацию за прогресс и достижение. Уэллс полагал, что человечество должно объединиться и защитить себя от этой опасности. Но такое объединение не понравилось бы тем, кто воркует одним в ушко о «евроценностях», а вторым о «чистом исламе».

Великий Уэллс поставил своих морлоков и элоев по разные стороны производства и потребления.

То есть, для того, чтобы понять причину нынешнего кризиса, войн, ненависти, беженцев… достаточно крайне тщательно изучить свой айфон.

Где был разработан процессор? Кто именно его создал? Из каких стран ученые? Где был добыт кремний? Сколько он стоил? Где он обработан? Какие технологии применялись? Откуда алюминий?

Если изучить его до мельчайших подробностей, возможно, надкусанное яблоко снова вернет свой первоначальный смысл: «в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь» (Быт. 2:17)

Лекарство тоже известно – в мире «Машины Времени» нет государства. Нет государства.

Возможно, его просто однажды в качестве реализации концепции «государство – ночной сторож» отправили сторожить ночь, и оно не вернулось.

А если нет государства, то и воля людей не имеет никакого значения.

Остаются только вращающиеся скрытые от глаз под землей механизмы производства материальных ценностей. Гигантские как транскопорации.

Великие умы и устосы Человечества оставили нам в нашей культуре огромное количество предупреждений о стерегущем нас впереди Зле.

Зло крадется, шныряет в темноте перед нами и похищает эти предупреждения с нашего пути. Готовит нам поворот не туда.

Оно обсело культуру во всех странах, во всех жанрах и отраслях.

Герберт Уэллс действительно хотел написать на своем могильном камне «Я же вас предупреждал!». Они бы хотели написать на нем же «Ты не предупредил!».

Опозорим Зло – дадим себе и нашим детям, племянникам, знакомым и ученикам прочитать Герберта Уэллса так, как он себя написал.
Оригинал взят у roman_n в Попаданческая колоночка Рахмана Усмановича во "Взгляде"
Я продолжаю знакомить читателей с учеными трудами моего уважаемого научного руководителя, профессора антиконспирологической конспирологии Рахмана Усмановича аль-Насири.

Разрешите предложить вашему вниманию его новое эссе.

О попавпутах

– Представляете, а он же ненормальный! – обрадовал меня неожиданным знанием молодой человек сорока пяти лет, лысый и с небольшим пивным животиком над военными брюками.

– Это вы о ком, категоричнейший из внезапнейших? – осведомился я, отрываясь от утренней чашечки кофе, собственноручно приготовленного в новой турке на сковороде с песком, присланным мне моим знакомым летчиком из Сирии.

– О нем, понятное дело. О президенте нашем. О ком же еще?! – хмыкнул молодой человек. – А впрочем, нет, не стоит его останавливать. Пусть он добьет наконец это государство и весь этот кошмар закончится!

– А откуда вы знаете, что президент нездоров психически?

– Ну, а как же? А как же еще может быть? Какие еще могут быть мотивы у этого безумия? Против целого Запада? Против Украины! Против мусульманского мира! Только так – «с криком «Сарынь на кичку!» и головой о ядерную красную кнопку!

Молодой человек убежденно мотнул головой, не прекращая сверкать в меня возбужденным лихорадочным взглядом.

– Интересная теория, – ответил я. – Жалко, что кофе вам никак нельзя.

В этот момент в дверь постучали.
Мы имеем дело с заговором попавпутов
По моей просьбе мой ученик Роман направил в прессу мое эссе:


В связи с событиями в России и на Украине большинство россиян как-то сумели смириться с тем, что у них – великая судьба, и меня уже давно не одолевали подрядчики, предлагающие постройку уютного европейского дома с видом на пиво и сосиски.

Однако недавно все же случился рецидив этого ранее весьма распространенного заболевания, вызванный событиями в маленькой уютной европейской стране.

«Арт-группа «Зтоховен» влезла на президентский дворец в Праге, спустила государственный флаг и подняла вместо него красные трусы. В немедленно подогнанном сообщении было пояснено, что это в знак стыда за президента Чехии Милоша Земана. Президент оправдывает диктаторов-комми вроде Си и Путина, поэтому и трусы красные».

Поскольку в отзвуках этой истории по темным углам снова зашевелились евростроители уютных домиков, чешский прецедент надо разобрать так, чтобы сама почва для уютных спекуляций была окончательно срыта.

С чем же мы имеем дело?

Мы имеем дело с религиозным культом, который ваш покорный слуга назвал швейкианством.
Каких призраков призвал Милош Земан

Дорогие друзья!
Я приношу свои извинения за то, что долгое время не был с вами, о, родники вдохновения на пути познания Истины, но у меня есть оправдание - единственное оправдание существующее на свете - результат: я принес вам известие о чудовищнейшем заговоре против важнейшего человеческого качества - самоуважения.

Удалось ли мне привлечь ваше внимание, о, мотыльки любопытства слетевшиеся на пыльцу мудрости?

Так слушайте и не говорите потом, что вы не слышали.

Началось в погожий солнечный день, когда я, абсолютно обнаженный, левитируя над своим столом в позе лотоса, тренировался издавать сияние. Я как раз достиг значительных успехов в контроле над спектром излучения и мог сиять по желанию теплым желтым, жизнерадостно зеленым и даже несолидным в моем возрасте розовым, когда дверь моего кабинета грохнула, хрустнула, и в помещение головой вперед влетел и растянулся на фамильном персидском ковре изрядно бородатый молодой человек в одежде военного покроя. Следом за ним в кабинет вошла запыхавшаяся и покрасневшая женщина, которая явно была чем-то расстроена. Она подняла с пола оброненный во время принудительной левитации молодым человеком черный берет и протянула ему.

Воспользовавшись тем, что все ее внимание было направлено на молодого человека, я сорвал с головы чалму, прикрыл ею наиболее стратегически важные участки своей наготы, забежал за стол и сел в кресло придвинув его к столу как можно ближе, дабы не смутить дорогих гостей запретным зрелищем.

Тем временем, гость надел на себя берет и моментально стал похож на популярное изображение знаменитого революционера, которое можно увидеть на множестве плакатов и футболок.

- Чем могу служить вам, хабиби... как вас по имени-отчеству? - Спросил я женщину, пытающуюся загнать под наголовный платок, седой локон.

- Роза Васильевна, - ответила она довольно резко от чего стало ясно, что она все еще сильно взволнована.

- Так чем я могу помочь вам, Роза Васильна?

- Бестолочь вырастила! - грозно нахмурилась роза, меча копья взглядов в бородатого юношу в берете. - Уже сорок лет почти!

- Тридцать пять.. - поправил молодой человек.

- Где тридцать пять там и сорок! Ф-ф-фюить! - свистнула она, - И не заметишь! Ни жены! Ни детей! А мне бы внуков посмотреть, не то чтобы правнуков! Ну, хоть потрогать бы!

- А в чем проблема? Мужчина видный... - спросил я, тайком включил свой портативный рентген системы “Иван Грозный”, который показал именно то, что я и думал увидеть - весь молодой человек был просто нашпигован ножами, пистолетами и наборами для выживания.

После сцены демилитаризации, в результате которой мой письменный стол был покрыт ненастоящим оружием, как лужок цветочками, я продолжил допрос.

Нет, на первый взгляд все было ясно - передо мной был типичный так называемый СУРОК (СУРОвый мужиК) - сорт изгнанников из подлой реальности вознамерившийся вернуться в нее вместе с Апокалипсисом и уж тогда-то... Но я слишком стар для того, чтобы тратить время на поспешные решения и продолжил исследование разносторонних качеств

- Женщин не любите? Презираете романтику?

- Я на самом деле - очень романтичная натура. Честно говоря - до смешного просто. Всю жизнь мечтаю влюбиться в какую-нибудь прекрасную и посвятить ей всю жизнь, но современные женщины для серьезных отношений не пригодны. Они - продукт поп-культуры и культа потребления. - с романтичной печалью, не встречающихся у СУРКов поведал мне молодой человек.

- А политическими взглядами можно поинтересоваться? - закинул я вторую удочку, уже подозревая, что нащупал что-то важное.

- Я - страстный патриот. - сказал мне молодой человек и его глаза запылали искренним, глубоким огнем любви к Родине. Впрочем, как выяснилось, патриотизм свой, молодой человек, как и сердце, берег до лучших времен, когда народ не будет таким необразованным, что ему ничего не объяснишь, а политики настолько продажными, что встать рядом с ними - все равно, что выйти на панель.

- Любите свой народ? - продолжил я, - Как вы относитесь к экономическим проблемам? Ваш взгляд на проблему бедности? Образования? Коррупции? Внешняя политика интересует? Проблемы национализма?

Выяснилось, что ни один вопрос не оставил моего героя равнодушным. На каждую тему он говорил с жаром достойным кухонного термометра. Он был пламенным социалистом, пламенным поборником справедливости, любителем животных, сторонником права на оружие, безнадежным романтиком, готовы положить на алтарь любви все и даже больше. Чем он только не был! Он сверкал и сиял своими страстями как драгоценное кольцо усыпанное рубинами и алмазами.

И при этом ни одно из его качеств не было применено и воплощено - мир просто не был способен принять драгоценности такой чистоты.

Проблема в том, что кольцо, как и человек, должно кому-то и чему-то принадлежать, кто-то должен его носить, кто-то должен его подарить предварительно купив и оплатив трудом.

Если сказать проще, без свойственных всякому порядочному Восточному Старцу пышноречий, человек должен сначала создать себя, а затем найти себе применение. Мужчина должен создать из себя мужчину и отдать себя женщине, сын Родины должен сделать из себя патриота, а затем отдать себя служению и так далее. Поступок соответсвующий исповедуемым идеалам - вот плата которую вносит в кассу мироздания каждый, кто хочет купить свое самоуважение.

Однако, Тайные Общества ненавидящие человека за его человечность и которым человеческое самоуважение мешает установить свою безграничную власть над Человечеством не были бы собой, если бы не придумали специальную вирусную процедуру мешающую человеку правильно себя оценивать и избавляющую его от применения себя по назначению.

Я назвал это явление самоуценкой.

Все начинается из за того, что по каким-то причинам, носитель прекрасных стремлений никуда не устремляется. Причины могут быть самые разные - неуверенность в собственных силах, банальный страх за себя и свою жизнь, боязнь осуждения окружающих. Но все эти формы страхов и причин - суть одна форма и одна причина - для того, чтобы кто-то или что-то обрело настоящую ценность, подтвердило ее и вернулось к человеку назад уже с подлинным достоинством сертифицированным историей или просто биографией, или хотя бы резюме или штампом в паспорте, совершенно необходимо выпустить себя из рук и довериться кому-то реальному - политической партии, товарищам, военному лидеру, женщине, что - страшно, ибо, чтобы воспитать в нас смелость и умение доверять и доверяться, быть щедрыми собой, Всевышний создал совершенный мир, в котором никто и ничто не совершенно включая нас, женщин, лидеров и партии.

В это место, где у каждого человека вершится его личная шекспировская трагедия и наносится удар. Человеку внушается, что в мире/на Родине/дома бушует моральный, политический, экономический, нравственный и культурный (в зависимости от того, к чему нужно внушить отвращение именно сейчас) кризис, который просто не оставляет никаких возможностей для того, чтобы поступить с собой по назначению - патриотично пойти в армию, в партию, занять чью-то сторону, романтично женится, завести детей и взять ипотеку и так далее. Потому в отсутствии спроса на самого себя, свое самоуважение можно продать себе же со скидкой, из раза в раз, скидывая все больше и больше, формально ссылаясь на негодную ситуацию, фактически становясь из последнего писка сначала моделью прошлого сезона, а потом и попадая на SALE.

Конец бывает немного предсказуем. Это огромная скрипучая, запряженная черной доходягой-лошадью телега, покрытая мешковиной, сквозь которую виднеется корявое тусклое нечто, еще вчера бывшее такими нужными сверкающими достоинствами, как способность любить, смелость, сила, красота, милосердие, доброта... да и мало ли их. На телеге сидит нечто кащееобразное в лохмотьях, бормочущее себе под нос “А вот кому любви? Кому силы? Кому гражданственности?”, но как только вы делаете шаг в его сторону, он моментально поджимает губы, у него скрючиваются на поводьях пальцы и он торопливо, чтобы вы не успели подойти, трогается с места и уезжает.

Однажды он уезжает навсегда.

Везде, где есть люди, ездят эти не замечаемые никем старьевщики.

Вид их настолько страшен, что достаточно увидеть такого только один раз, чтобы навсегда забыть о каких либо страхах, кроме страха самому однажды сесть на такую телегу.
- И не стыдно Вам в вашем-то возрасте? – укорил меня вошедший в дверь моего кабинета солидный юноша лет тридцати-тридцати пяти.

- За что же, укоризненнеший из неожиданнейших? – ответил я, стеснительно спуская ноги в остроносых тапках с компьютерного стола и стараясь загородить собой (в основном бородой) изобличающих мою вопиющую несолидность «Героев Меча и Магии 6» на мониторе.

- Людям голову морочите всякими бреднями. И вы, и компания ваша понаехавшая.

Тут солидный юноша изобличающе тыкнул в меня пальцем.

- В мечтательность людей погружаете! И это в то время как нужно решать насущные вопросы, а не на портрет Алисы Селезневой старческие слюни ронять! Это же очевидно!

- Ну, и какие же перед людьми стоят насущные вопросы, конкретнейший из благороднейших?

Солидный юноша прошелся пару раз по моему кабинету, резко повернулся и снова обвинил:

- Кавказ замалчиваете! Это же очевидно, что кавказцы враждебны нам! А ведь мы их при этом еще и кормим! Следовательно: очевидно, что власть-то – не наша! Вот проблема! А не какая-то там Алиса! Нельзя бежать в мир иллюзий от суровой очевидности!

- Ну, а чем Вам Алиса-то не угодила, о, смелейший из прямейших? – спросил я, потянувшись за волшебным пультом.

- Это же очевидно, что…

В этот момент я нажал на кнопку «пауза» и заставил своего гостя из раза в раз переживать один и тот же момент его же юности – когда он на летних каникулах, как обычно, пересматривая сериал «Гостья из Будущего», прикидывал: на какой факультет пойти учиться – на факультет астронавтики или на космозоологический. Вопрос был серьезным – ведь на кону стояло знакомство с Алисой. Неверный выбор мог привести к несостоявшейся свадьбе…

Гость мой был жертвой Тайного Общества свидетелей Очевидности, в чем сам и признался, заявив, что «нельзя бежать от очевидности». Именно это и раскрыло его окончательно.
Заговор Очевидцев прост и весьма эффективен. Это тайное общество внушает людям, что Ее Величество Реальность – есть Очевидность и ничто более.

«Ничто более» – ключевые слова в этом заклинании, отрубающем от Реальности целые куски и калечащем такие жизненно необходимые человеческие свойства, как тяга к познанию, веру и надежду.

Фактически члены секты живут в мире, где небезызвестному Оккаму вместо бритвы, веры и сутаны вручили каменный топор, первобытный страх и набедренные шкуры.

Для такого Оккама, в отличие от настоящего, вполне очевидно, что свойство молнии убивать и поджигать – результат злобности Духа Молнии, свойство камня падать – продиктовано Духом Камня, криминальная же хроника бурлящей столицы крупного государства – результат свойств Духа Людей Спустившихся с Гор, которые на самом деле людьми только притворяются.
А вот такие вещи как физика, химия, гравитация и этногенез с социологией, для одичавшего Оккама – лишние сущности, подлежащие усекновению.

Фундаментом учения Свидетелей Очевидности является дикий первобытный страх. Свидетелям Очевидности очевидно, что пока они будут пытаться понять какую-то там суть вещей, объяснить, вникнуть – их обманут и ограбят. Пока они будут думать о высоком – у них мимо рта пронесут кусок конкретики. Пока они попытаются понять врага, враг их всенепременно обманет. Если поверить в мечту, то мечта обязательно окажется недосягаемой.

Этот первобытный страх человека окруженного непознанным, необъяснимым, враждебным миром вызывается презумпцией собственной глупости, слабости и непригодности для чего-то кроме схватывания вкусного и убегания на пальму. Свидетель Очевидности всегда видит себя как жертву.

На просторах страны когда-то называвшейся СССР этот вид сектантства приобрел повальный оттенок в связи с массовым крушением мечтаний и идеалов целого поколения, которое уже научилось мечтать. Мечтаний и идеалов, неразрывно связанных с Алисой Селезневой и той моделью Будущего, частью которого она была. Будущего, которое не состоялось. Мечты, которая предала мечтателя.

Ни я, ваш покорный слуга – Рахман ибн Усман аль-Насири или просто – Рахман Усманович, ни Антиконспирологическая Конспирология не знаем никакого другого способа борьбы против Тайного Общества свидетелей Очевидности, кроме упрямства.

Упрямства и хорошей памяти.

Нужно упрямо помнить, что Реальность намного богаче, сложнее и интереснее очевидности. Что такими очевидными – падающим камнем, молнией и людьми управляют невидимые, но реальные гравитация, электричество, экономика, социология, культурология и много других «логий». И самое главное, что нужно помнить: настоящая вера, надежда и любовь вертят эту физику, с этими «логиями» и «номиками» и «атиками» – как хотят. Такова Реальность.

Гостя я прекратил мучить минут через десять. Уходя, он плакал как обиженный тринадцатилетний мальчишка. Кем, на самом деле, и являлся.
- Вот вы все мораль читаете. Все про то, что нужно добреньким быть. Что Родину надо защищать. Про социальную ответственность. Про семейные ценности. Ну, предположим, я согласен. – сказал мне молодой человек лет сорока, одетый в белый спортивный костюм, играя брелоком с ключами от «Toyota Celica» на пальце. Он закинул ногу на ногу, присмотрелся ко мне, словно прицелился и задал давно ожидаемый мною вопрос: - А что мне за это будет?

- Будете чувствовать себя человеком. Приятное ощущение чистой совести. Такое, не купишь. – ответил я весьма довольный картиной возникшей перед моим взором.

- Нет, я имею в виду, что конкретно мне за это будет! – расстроил меня молодой человек. – Не про совесть, а про то, что мне будет взамен за всю эту тягомотину. Ну, отслужу я в армии, ну, рожу сына, ну, дерево посажу. Это же все труд, нервы, заботы. Риск. А компенсация?

Наш двадцать первый век утверждает, что он – самый практичный из вех веков, что знало Человечество не смотря на то, что «о темпора о морес» говорили еще до нашей эры. Практицизм и прагматизм стали в некотором роде культом общества. Поклоняться им стало модно. В конце концов, эти боги до сих пор не были замечены в обмане адептов. Однако, не всякий не пойманный не является вором.

Когда-то давным-давно, когда множество людей не имело своих государств, а жили в чужих, когда сила каждой семьи зависела от ее размера, когда еще не придумали зубную пасту, а стоматологи рвали зубы еще больнее, чем сейчас, когда не было пенсий и медицинских страховок – желание создать все это, а создав, защитить, было очень практичным и прагматичным желанием. То есть быть семьянином, патриотом и чистюлей – было очевидно разумно.

Итак обзаводясь семьями, государствами, пастой, страховками, друзьями и пенсиями, мы становились все сильнее и все независимей от окружающего мира. И эта независимость стала кружить нам головы. Ситуацией воспользовались старинные враги Человечества – Тайные Общества. Они создали религиозную секту адептов Прагматизма и Практицизма – ачтомнезаэтобуддистов. Секта проповедует преследование незамедлительной материальной личной выгоды во всем, отрицая выгоды не немедленные, не материальные и не личные.

Как буддисты сидят в позе лотоса и постоянно повторяют мантру «ом мани падме хум», так ачтомнезаэтобуддисты закидывают ногу за ногу и бесконечно искренне интересуются у Вселенной: а что им за это будет?

Что им будет за счастье быть родителем, за мужественность, за женственность, за порядочность? И не воспользуется ли кто-то этим на халяву?

Поскольку именно такое мышление им почему-то кажется наиболее разумным, они постоянно подозревают в этом мышлении всех окружающих, записывая их в жулики, которые хотят поживится за счет их альтруизма. При этом они не замечают вопиющего факта – они принимают окружающих за самих себя – за жуликов, наживающихся на чужом альтруизме.

Пока я думал над происхождением ачтомнезаэтобуддистов, результат логических вивисекций сидел напротив меня и хлопал глазами, действительно ожидая ответа на вопрос, чем мир рассчитается с ним за то, что он превратится из личинки в бабочку – полюбит с риском быть отвергнутым, женщину, возьмет на себя заботы о ней, зачнет в любви с ней ребенка, защитит ее и, нервничая за будущее, вырастит новое поколение людей готовых любить, заботится и защищать. Словом – станет полноценным и счастливым человеком. Сколько мир задолжал ему за его счастье?
Вопрос действительно нуждался в ответе.

- А не пойти ли вам в жопу, о,белокостюмнейший из тойотоводителей? – ласково спросил я, прослушал серию угроз и выкриков, а затем закрыл за сектантом дверь.
Тут я ничем не погрешил против мира, поскольку ачтомнезаэтобуддисты борются с собой сами.

Как только количество ачтомнезаэтобуддистов достигает критического уровня, общество рушится, прослойка обеспечивающая независимость ачтомнезаэтобуддистов от суровых законов природы исчезает, и адепт Прагматизма встает перед прагматичным вопросом – готов ли он стать патриотом, семьянином и верным товарищем или желает исчезнуть с лица планеты?
Выбор не занимает много времени.
Сейчас пока я лежу на койке в институте хирургии имени устоса Вишневского, и у меня есть некоторое время для анализа странного поведения, которому в последнее время подвержены как силы Зла, так и силы Добра.

Все началось одним прекрасным утром, когда в мой кабинет в НИИ Истинной Истины довольно робко постучался невысокий спортивный паренек с ясными глазами, неправильным прикусом и со стрижкой ежиком, от чего его и так довольно лопоухие уши казались и вовсе лопоухими.

- Я чувствую, что мое призвание – борьба со Злом, - заявил мне с порога молодой человек довольно уверенным голосом.

- И в чем же проблема, коллега? – спросил я, включая электрический чайник и доставая с полки пачку азербайджанского чая, – Нашему делу кадры всегда нужны. Вы сами-то куда метите – в армию или в полицию?

Мой гость засмущался, покраснел и начал бормотать, что с полицией как-то не хотелось бы потому, что алкоголь, разрушенная личная жизнь, аспирин и окровавленные майки – не его стайл. Он хотел бы начать свое личное дело. Индивидуальное. Частное. Но не хватает инвестиций.

- Каких инвестиций? – от неожиданности я присел на табуретку.

- Ну, - молодой человек неожиданно жеманным жестом поправил воображаемую челку, - мне надо бы пластику ушей сделать, вот тут немного еще подкачать, можно даже с инъекциями. А еще ведь оборудование, штат ассистентов, лаборатория… Столько трат! А нужна же ведь еще корпорация для прикрытия. Ну, может быть банк какой-нибудь?

Казан подаренный мне студентами Бухарского кулинарного техникума по причине своей чугунности – довольно тяжелая вещь. А человек я, хоть и не заурядный, но, все же пожилой – вторую сотню разменял. Но в данном случае на скорости это никак не сказалось. Наверное, любовь к Истине помогла. Так или иначе, а я вызвал секретаря Кудрявцева, и тот помог мне вынести бесчувственный организм на улицу. Вот это я примерно и называю «выбить из головы всю дурь».

Однако, вернувшись в свой кабинет, я призадумался. Я начал сопоставлять факты, вспоминать некоторые детали своих последних приключений, и страшные подозрения захватывали меня все больше и больше. Я не мог бросить себя во Тьме Невежества. Поэтому я быстро собрался, попросил Roman_N подежурить некоторое время вместо меня на кафедре, и отправился в героическое путешествие, чтобы проверить свои догадки.

За время моих странствий я побывал в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке. Везде, где я побывал, если мне доводилось обнаружить несправедливость, я всегда поднимал местных жителей на борьбу с нею. Я не пропускал ни одного подлого угнетателя, ни одного работорговца, наркодиллера, мафиозо, авторитетного бизнесмена и даже был ранен и вынужден сейчас серьезно лечиться.
Но не раны причиняют мне сейчас главную боль.

Мне, к сожалению, удалось подтвердить мою догадку экспериментальным путем.
Уже первый же матерый злодей, которым я занялся вплотную, продемонстрировал все признаки того же вывиха, что и мой столичный гость.

Я появился на пороге его гасиенды и завил, что требую у него немедленного покаяния за многолетнюю наркоторговлю, убийства, похищения, рэкет и издевательства. Злодей посмотрел на меня, несколько раз обошёл вокруг, рассматривая меня до мельчайших деталей, а потом приложил пальцы к вискам, словно у него началась мигрень.

- Нет-нет-нет-нет-нет! – сказал он, - Так дело не пойдет. Это совершенно никуда не годится.

- То есть? – поинтересовался я.

- Во-первых, - начал загибать пальцы тот, - я не вижу в вас ничего крутого! Ни-че-го! – по слогам отчетливо произнес он. – Где локоны? Где хоть какая-то приличная прическа? Это что – волосы борца за справедливость?!

С этими словами он приподнял на пальце прядь моих волос, рассмотрел их и убрал палец, как будто коснулся улитки или живота довольно озлобленного енота.

- Но – но! – я хлопнул его по руке, совершенно забыв о том, что у меня в руках «Пустынный Орел», в кобуре – нож и еще пара стволов и лезвий поменьше по всему костюму.

Мой собеседник потер покрасневшую от шлепка руку и продолжил:

- К вашему типу глаз хорошо подошли бы легкие контурные стрелки карандашиком. Костюм, конечно, нужен совершенно другой…. Да, и возраст…. Кстати, о возрасте! – оживился он, - Это как же позвольте узнать вы собирались жениться на девственнице в таком возрасте? А?! И чем вы после этого лучше меня?

Дальше выяснилось примерно следующее:

Злодей мой был совершеннейшим образом уверен в том, что покарать его может только круто одетый молодой мачо на крутой тачке с кучей оружия, который придет к нему мстить за поруганную честь невесты. Поэтому злодействуя, злодей очень тщательно отбирал кандидатуры всех девушек, над которыми собирался надругаться.

- Я целый отдел кадров завел! – кричал он. – Чтоб ни одного крутого мачо и духу не было! Чтоб даже во френдах в ЖЖ! Почему я должен был предусматривать старого развратника, которого потянуло…

Я – большой любитель кулинарии друзья мои. Поэтому казан, подаренный мне студентами бухарского кулинарного техникума всегда со мной. В данном случае я его даже из рюкзака доставать не стал – заодно сработало как глушитель. Я ушел в рассвет, оставив за своей спиной десяток пациентов травматологии, костер из мешков с героином и горечь по утраченным полимерам.

Со следующим злодеем все было еще хуже.

Он бегал по своему роскошному пентхаусу, швырял в меня подушками, вазами и кубками выигранными на чемпионатах по карате, но категорически отказывался вступать со мной в схватку по той простой причине, что я – не грудастая брюнетка в коже, а он, между прочим, к этому всю жизнь готовился! Он, можно сказать, и начал оружием торговать только для этого. И еще он думал, что у меня губы должны быть больше похожи на губы Анжелины Джоли.
Ну, вы же понимаете, дорогие мои читатели, что Бухара – прекрасный город, решающий массу современных проблем?

На пятом мне стало нехорошо, на девятом – смертельно грустно. И только когда я уже почти полностью отчаявшись, подошел к воротам десятого, – меня, безо всякого предупреждения, наконец, расстреляли из счетверенного пулемета. Это было больно, но обнадеживало.

Каково же было мое разочарование, когда я узнал, что мой противник уже лет пятьдесят ожидает мудрого старца, который превратит его из доходного, рентабельного преступника в нерентабельного подвижника, задвинув ему про мораль. Такого, по мнению потенциальной жертвы, нужно было мочить даже не начав слушать.

В итоге, выслушав все это, я, которого в тот момент как раз несли на носилках к скорой помощи, смог сказать только краткое: «Ты – м… дурак, сынок!»
Кажется, именно после этой фразы мой оппонент окончательно принял решение уйти в монастырь.
И это было единственным успехом на протяжении всей экспедиции.

Сейчас, обобщая полученный опыт, я с уверенностью могу сказать, что во всех случаях я имел дело с двумя штаммами одного и того же умственного расстройства культивируемого Тайными Обществами с целью порабощения Человечества методом завышения стандартов для Добра и для Зла.

Тайные Общества на службе Зла (а кому еще можно так тайно и общественно служить?), проникнув поле массовой культуры, стали объяснять Человечеству простую и полезную с точки зрения Зла «истину», заключающуюся в том, что Человечество – вовсе не герои потому, что у настоящих героев совершенно другие тачки, пистолеты, сенсеи, плащи, способности и даже носы и волосы, а Зло – вовсе не зло потому, что у настоящего зла – рога, отвратительный запах изо рта, когти, усы, трубка и военный френч. Все ж, что не подпадает под эти высоки стандарты объявляется серой обыденностью.

Любая героика, любая борьба против Зла тщательно приукрашивается всякими мощными спецэффектами, увешивается талисманами, затаинственнивается плащами и масками. Словом – выдавливается из обыденности. Средний обычный человек уже никак не может воспринимать себя в качестве среднего и обычного борца со злом.

В результате хитрых манипуляций наше обычное повседневное зло воспринимается не как Зло и не как повод для расправы, а как детали пейзажа. И в самом деле – какое право вы имеете так жестоко тащить хулиганов в милицию, доносить на наркоторговца, или давать в морду хаму, если они еще ни разу со зловещим хохотом не расстреливали из бластеров всю вашу семью? Почему это вы хотите отрубить голову редкому крылатому ящеру, если он не съел ни одной принцессы? А ел только девиц из низшего сословия? Зачем это вам бороться с Империей Зла, если ее Император еще не убил вашего отца? Если черт сделает себе пластику по отпиливанию рогов, хвоста и копыт, оденет костюм и откажется от принесения ему в жертву девственниц (ну, разве что завозить их для этой цели из Восточной Европы, а не из настоящей), то он будет вполне интегрируем в социум вместе с остальными своими злодействами.

При этом практически любой злодей совершенно уверен в собственной безопасности, если он обходит стороной родственников всех очень красивых людей. Потому что именно они и могут являться главными героями своей судьбы, в чем людям лишенным божественной привлекательности полностью отказано.

Антиконспирологическая Конспирология призывает Человечество к бдительности. Мы не должны позволить злу под личиной скромности, обыденности и цивилизованности соседствовать с нами. Мы не должны заранее лишать себя лавров, положенных героям, только на том основании, что у нас в распоряжении нет конторы по даванию денег в рост ближнему или мы не соответствуем критериям, которые для героев придумывают те, с кем героям вообще-то положено бороться.

А вот фигу им! Это говорю вам я – Рахман ибн Усман аль-Насири!
Ну, для друзей просто – Рахман Усманович.
This page was loaded Aug 30th 2016, 5:02 pm GMT.