rahman_alnasiri (rahman_alnasiri) wrote,
rahman_alnasiri
rahman_alnasiri

Category:

О заговоре модернизаторов

Не так давно, а именно – в это воскресенье, с вашим покорным слугой приключилась странная история, которая впоследствии вывела меня на след могущественного и подлого заговора против значительной части Человечества.
Все началось с того, что в мой кабинет проникло существо с дредами, которое поименовало себя курьером и протянуло мне располагающего вида бумажный конверт с неброским тиснением стоимостью примерно от трехсот рублей за штуку.

Особенно примечательно было то, что на конверте имя мое было написано без единой ошибки.

«Эге» сказал я себе, распечатывая будущую улику. «Ого!» тут же воскликнул я, вытащив из конверта кусок тонкого и острого, как лезвие бритвы картона, на котором значилось:

Уважаемый Рахман Усманович!
Настоящим имеем честь пригласить вас на круглый стол посвященный проблемам Модернизации. Зная Ваш богатый опыт в области общественных наук, тешим себя надеждой на благоприятное для нас решение и интересное выступление.
С уважением,
Ваши Модернизаторы.


Далее, вместо печати, шел символ, представляющий собой нечто традиционно пирамидальное, но вместо глаза на этот раз была видеокамера, а в центре пирамиды зиял большой экран.
Я как-то даже и не ожидал такой наглости. Прислать мне письмо! Пригласить меня на сходку! Подписаться! За кого они меня держат?
Я был так возмущен, что в порядке исключения решил пойти.

Круглый стол располагался в одном из крупных московских стадионов. На входе меня проверил охранник, потыкал в меня металлоискателем, хмыкнув осмотрел мою бороду и бормоча что-то про то, что ему сегодня очень не хватало престарелых шахидов, пропустил меня. Внутри было как-то темновато. Я сделал несколько шагов вперед и зажмурился, пытаясь приучить глаза к темноте. В этот момент меня кто-то ласково взял за руку и шепнув «Вам – туда» попытался куда-то меня повести. Я открыл глаза. Передо мной стоял человек лет пятидесяти, в белом костюме и в рубашке, которая одновременно могла бы быть пособием по текстилефобии.

- Куда вы меня тащите? – Спросил я мужчину.

Мужчина нервно огладил черные блестящие волосы и, отпустив мою руку, щелкнул каблуками и поклонился.

- Вам туда.

Я посмотрел в сторону, куда указывал мой неудавшийся провожатый. В глубине длинного коридора виднелся целый ряд дверей поблескивающих медными табличками.

- Мне в какую? – Поинтересовался я.

- А вы что - несколько дверей видите? – Улыбнулся гид. – Вам сюда, конечно.

Он подошел к одной из дверей и вежливо приоткрыл ее передо мной. Перед тем как войти в помещение я на всякий случай оглянулся – нет, мне не показалось – дверей действительно было несколько. Одна из них словно призывно блеснула медной ручкой. Я сморгнул и сделал шаг в дверь. Помещение, как это обычно и бывает с помещениями для круглых столов, круглого стола не имело и напоминало скорее лекторий, нежели какое бы то ни было подобие места заседаний короля Артура и его рыцарей.
Зал уже был изрядно заполнен знакомыми мне журналистами и политологами, а так же незнакомцами и незнакомками политологического и журналистского вида. Чтобы не беспокоить товарищей по приглашению и не оттаптывать им ноги, я не стал пробираться вперед к трибунке, а присел у самой двери. Буквально через несколько минут в зал вошел высокий улыбчивый джентльмен, тоже в белом костюме и с благородной белой сединой, которая может образоваться только в двух случаях – в возрасте ста лет сама собой или же в любом более юном – в парикмахерской. В очень хорошей парикмахерской. Уж я-то знаю цену седине. За такую седину, как у этого молодого человека не старше семидесяти и выглядящему на пятьдесят с хвостиком или, как у меня, всегда приходится платить очень дорого – либо деньгами, либо годами. Седовласый джентльмен блеснул прекрасными керамическими зубами и радушно развел руки в стороны.

- Коллеги! – Счастливо проговорил он, и микрофон послушно разнёс его негромкий и глубокий баритон по залу. – Разрешите представиться – независимый политический консультант, ректор академии независимых СМИ, профессор общественных наук Альберт Фридрихович Вольтман.

«Иммигрант» - подумал я, - «Коллега».

«Коллега» поднял вверх левую руку, призывая к тишине и одновременно демонстрируя неплохие швейцарские часы и начал речь.

- Дамы и господа! Мы с вами живем в судьбоносное время – в эпоху, которая безвозвратно изменит лицо страны. – Тут он сделал трагическое лицо. - В эпоху Модернизации.

Он глотнул из стакана и продолжил.

- К сожалению не все принимают Модернизацию так, как она того заслуживает. Мы провели тщательный анализ…

Человек передо мной резко встал и спросил:

- Кто «мы»?

Вольтман улыбнулся, сверкнув зубами, как прицел снайперской винтовки.

- Независимые эксперты, конечно. Кто же еще? Ну, на чьи же выкладки могут полагаться независимые консультанты?

Спрашивающий сел, а консультант продолжил, как ни в чем не бывало.

- Итак, мы провели тщательное исследование и определили причину пробуксовки модернизации.

В зале началось некое шевеление, но профессор успокоил всех плавным покачиванием левой руки с блестящими часами.

- Мы определили причину. Во всем виноват народ, товарищи! Во всем! Виноват! Народ!

В зале кто-то восхищенно цыкнул зубом.

- Давайте тут уж без околичностей, не нужных профессионалам. – Профессор вздохнул и демократично присел на переднюю парту, рекламно демонстрируя свой моложавый зад сидящей за ней журналистке в очках. - Мы должны общаться друг с другом на языке правды. Так будет лучше для всех. Так вот, дело в том, что быдло совершенно не понимает смысла экономических и политических процессов, а живет в своем не модернизированном и архаичном мире. И пока они там живут, они не будут делать того, что от них требуется. Их надо выковырять из этой скорлупы иллюзий и предрассудков. Выпарить всю эту чушь. А для этого нужны кто, товарищи? Для этого и нужны мы с вами. Потому, что мы – профессионалы, которые могут выпарить ненужное и впарить то, что нужно! Мы должны ответственно относится… время требует… в наших руках… инновационное крепостное право…

Тут я почувствовал, что мысли мои стали путаться, а голова пошла кругом. Я довольно прочный человек и совершенно не напоминаю тургеневскою барышню или гимназистку и смею вас заверить, что для того, чтобы так себя почувствовать я должен иметь очень веские причины. Усилием воли я приподнялся и, сделав два, шага вывалился из аудитории в темный коридор. Там я некоторое время постоял у кондиционера, чтобы справится с неожиданно накатившей дурнотой, съел заначенный «сникерс» и почувствовал себя намного лучше.
Немного придя в себя, я обернулся, чтобы вернуться к прослушиванию человеконенавистнических бредней профессора-крнсультанта, но вдруг увидел, что соседняя дверь, та самая - с игриво изогнутой ручкой, закрыта неплотно. Я, движимый духом детского авантюризма, который и заставляет нас таскать соседские вишни не от голода, а исключительно из научных побуждений, подошел к двери и открыл ее.

Сначала мне показалось, что это ресторан. В зале стояло множество столиков, за которыми сидели дорого одетые люди, при дорого одетых дамах. Перед ними стояли тарелки, на которых лежало что-то фуаграобразное, а в бокалах плескалось что-то очень донпериньенистое. Тут я стал узнавать этих людей. Один был владельцем нефтяных вышек в Сибири, второй – хозяин завода по обогащению редкой руды, третий заведовал крупным госпредприятием, которое должно было заниматься инновационными технологиями… И так далее. В зале сидели богатейшие и влиятельнейшие люди страны.

В глубине зала, настолько огромного, что было совершенно непонятно, как по соседству с ним могут находится и еще комнаты, двери которых расположены так близко к его двери, была расположена сцена, украшенная в кремовые и ярко-алые цвета. На сцене стоял… Альберт Фридрихович Вольтман, но одетый в черный смокинг и что-то вещал в микрофон, который он держал в левой руке, в правой при этом держа бокал с красным. Он раскрывал губы, но я ничего не слышал потому, что, как мне казалось, в дверном проеме, в который я еще не вошел, была какая-то пленка мешающая звуку проходить в коридор. Я сделал шаг вперед.

- … таким образом, использование технологии жидких нанокристаллов на туалетной бумаге, энергосберегающего мыла позволит вам получить прибыль не сравнимую с прибылями от продажи углеводородов! Это превратит нашу зависимость в полную свободу! Так, внедрение нанотехнологий на автопроме уже за первый месяц принесло инноватору новый дом, прекрасную молодую любовницу инкрустированную драгоценными камнями и целый автопарк! А без всего этого он прозябал бы на одну зарплату! Вот он наш герой – поапладируем!
Под аплодисменты встал совсем молодой человек, сильно напоминающий чиновника и краснея раскланялся. Профессор-консультант как-то очень интимно помахал ему рукой, улыбнулся и дождавшись, какгда молодой человек сядет, продолжил:
- Перед вами реальная история успеха, господа! Успеха связанного с инновациями! А производство политкорректных энергосберегающих вибраторов может вывести нас на европейский рынок! Мы уже разрабатываем рекламную компанию, в рамках которой начнем уголовное и гражданское преследование всякого, кто осмелится говорить о неравенстве полов. Затем пойдет лозунг «Докажи, что ты не шовинист – купи политкорректный вибратор!» и от страха – купят все. Они – лохи! Я уж молчу о субсидиях, льготных кредитах, льготах на эту программу, который мы выбьем из Евросоюза! Из правозащитных организаций! Из Вашингтона! Мы – будущее этого мира! Итак, я прошу вас смелее участвовать в инновациях, способствовать модернизации. И тогда, с помощью новых технологий у вас будут деньги не только на баб, тачки и хаты, но хватит и на то, чтобы купить себе нормальную страну! Там где тепло! И даже на армию!

Зал встал с рукоплесканиями.

- А теперь – акция!

Консультант сдернул покрывало с чего-то стоящего на сцене.

- Обмен акций ваших старых немодернизированных предприятий на новые – совершенно бесплатно! Акции завода по производству энергосберегающего мыла! Кому? Вот вам сразу триста штук, молодец…

Сцена трещала под натиском организмов в смокингах, консультант носился по сцене как танцор, грациозно вырывая пачки с акциями из рук и разбрасывая другие. Казалось даже, что где-то на грани сознания и слуха звучит резкая, крикливая музыка.
Я вышел из «ресторана» и вернулся в «лекторий». И уже не удивился, увидев там Альберта Фридриховича меняющего старые телефоны журналистов и политологов на инновационные айфоны.
Я вышел и пошел по коридору дальше, открывая дверь за дверью. За каждой обнаруживалось огромное помещение никак не совместимое с соседними, Альберт Фридрихович в разном одеянии и разнокалиберные гости. За последней дверью я увидел оба первых лица государства. Пред ними, мелом на полу, одетый в монашескую хламиду иностранный профессор чертил пентаграмму, в центре которой вместо имени вызываемого демона значилась формула по расчету нормы прибыли.

В этот момент неожиданно во всех залах настала тишина, и очередной клон Альберта Францовича стал поворачиваться в мою сторону. Страх, который я уже много лет забыл как испытывать, схватил меня за сердце и толкнул назад – прочь от поворачивающегося ко мне лица. Я отступал все дальше и дальше от двери, пока не увидел, что все двери в коридоре открыты и из каждой из них на меня молча смотрит по клону Альберта Фридриховича. В глазах у них был такой пронзительный покой, такая уверенность в себе замешанная с пренебрежительной жалостью, что я, когда отступать стало некуда и моя спина уперлась в стену, только огромным усилием воли заставил себя не упасть в роковой но такой соблазнительный обморок.

И вот в этот момент я и увидел последнюю дверь. Она до сих пор оставалась закрытой. Я как-то пропустил ее в темноте коридора. Дверь была массивной, с мощными металлическими петлями, а на медной табличке чернела надпись «гримерная». Чуть ниже висел пластиковый щиток с красными замызганными буквами «посторонним вход воспрещен». Я шагнул к ней и потянулся, чтобы взяться за ручку. В грудь мне уперлась невидимая стена и преградила путь. Я поднажал, но, не смотря на все мои усилия, стена стала отодвигать меня все дальше и дальше, выталкивая за пределы сначала коридора, а потом и спорткомплекса.

Потерял сознание я уже усевшись в автомобиль. Как я доехал до НИИ - не помню. Очнулся я в собственном кабинете. Я лежал на подушках сжимая в руках конверт с приглашением на круглый стол. Рядом валялся парик с дредами. Пройдя осмотр в медицинском кабинете НИИ Истинной истины, я получил справку в том, что совершенно здоров. Я, собственно, и не сомневался.

Потом было кофепитие с пахлавой и шоколадом в кабинете у моего друга, коллеги и товарища по борьбе – Авраама Болеслава Покоя.
Авраам выслушал мой рассказ, переспросив меня только в одном месте.

- Вы точно уверены в том, что они собираются продавать энергосберегающие политкорректные вибраторы населению?

- Да. Так я слышал. А что не так? – Удивился я.

- Дело в том, что для них производить товары и продавать его конечному потребителю, пусть и под угрозой тюрьмы, уже – слишком честно, друг мой. Вот в то, что они собираются под это дело хапнуть льгот, кредитов и инвестиций – в это я поверю безоговорочно.

- Значит с этими вибраторами что-то не так. – Предположил я. – Значит для них важно, чтобы они дошли до населения.

- Вероятно. – Ответил мой ученый друг. – В любом случае…

- В любом случае, у нас появился в этом городе достойный противник. – Перебил я.

- И наша борьба вышла на новый уровень. – Закончил мысль Гиперкуб.

Белый ароматный дымок пыхнул к потолку и вылетел в окно подхваченный осенним сквозняком. Под окном кто-то кричал, что у него украли мобильник. Ему отвечал горестный рев потерявшего акции существа.
Subscribe

  • Важное

    Уважаемые друзья! Напоминаю вам, что пока я в составе российской группировки войск освобождаю родную Сирию от врагов - на кафедре сигналы о…

  • О порчеборцах

    Вас возможно удивит, но “коррупция” переводится на русский язык как “порча”. И это неслучайно. С одной стороны, коррупция - страшное явление,…

  • Трактат об омерзительных маркетомансерах и ужасных эйчародеях

    День Победы в этом году удался мне вполне прилично. Я посмотрел Парад на Красной Площади, поздравил друзей и соседей и хотел было уже ехать на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Важное

    Уважаемые друзья! Напоминаю вам, что пока я в составе российской группировки войск освобождаю родную Сирию от врагов - на кафедре сигналы о…

  • О порчеборцах

    Вас возможно удивит, но “коррупция” переводится на русский язык как “порча”. И это неслучайно. С одной стороны, коррупция - страшное явление,…

  • Трактат об омерзительных маркетомансерах и ужасных эйчародеях

    День Победы в этом году удался мне вполне прилично. Я посмотрел Парад на Красной Площади, поздравил друзей и соседей и хотел было уже ехать на…